гримуар, книга заклинаний, ведьма

Гримуар: сокол во тьме

— Кто-то ворвался в мою комнату! – взволновано говорила богиня.

— Да ты что? – продолжала «удивляться» я. — А тебя там не было в тот момент?

— Нет! – немного опешив от вопроса, удивилась Мара. — У меня устроили погром и украли очень ценную вещь.

— Ой-ой! И что за вещь? – пыталась я изображать сочувствие.

Но Мара не ответила на вопрос, и лишь задала свой:

— Ты часом не знаешь, кто это мог быть?

Я помотала головой, развела руками.

— Ну, у нас может теперь быть масса подозреваемых, столько вчера новых лиц появилось.

Я видела, как Мара хмурила брови, из–за чего казалась ещё грозней, чем была до этого.

— Я так не могу, Самаэль! – вдруг обратилась она к хозяину замка, отчего он заметно  вздрогнул. — Ты должен вычислить, кто это сделал, и вернуть то, что принадлежит мне. Я не потерплю, чтобы кто-то врывался в моё личное пространство. Я обещаю, как только ты найдёшь вора, я сделаю всё, чтобы его или её жизнь стала ярче, – в этот миг мораны обступили богиню и начали неистово её гладить по рукам. — Он ведь захотел ярких ощущений, посещая мою спальню? – после чего Мара, не дожидаясь ответа Самаэля, развернулась и ушла, поднимаясь по длинной лестнице.

Её свита, словно гуси, побежали за ней.

Я хмыкнула и вызывающе посмотрела на Самаэля.

— Неужели всё так серьёзно? – наигранно спросила я.

— Вполне! – отрешённо, словно испуганный мальчишка, ответил он.

— А когда её ограбили?

— Ночью…

— А где же была Мара ночью? – спросила я, прекрасно зная ответ.

— У меня! – совсем без какого-либо сожаления ответил Самаэль.

— Вот как даже? – разозлилась я его искренности.

Я ожидала услышать вранье, а он меня ошарашил правдой.

— Что здесь такого? – удивился он и пристально посмотрел в глаза. — В нашем мире приветствуется полигамия! Ты ведь это имела в виду?

Я закипала. Мне хотелось сказать ему всё, о чём я думала, но что-то сдерживало. Единственным желанием было уйти, что я и сделала, больше не сказав ни слова.

Я вернулась на кухню, что заставило вздрогнуть весь персонал.

— Дайте что-нибудь сладенькое! – потребовала я, вытянув руку, ожидая, что мне что-то туда должны положить.

Все молчали, выпучив глаза.

— Я жду! – потребовала я опять.

— Что? – спросил самый смелый из всех повар.

— Что-нибудь, что сладенькое! – продолжала настаивать я.

У меня в руке вмиг оказался толстый маффин. Изюм просачивался на его поверхность. Я прокрутила его в руках и преподнесла к носу: свежевыпеченный, ароматный. Я уже намеревалась откусить, как вдруг вспомнила о мальчишке.

— Разве ведьмы не могут наколдовать сами себе сладости? – спросил у меня за спиной голос Йорика.

Я заметно покраснела, хотя пыталась скрыть это перед персоналом. Развернувшись к нему, я ответила:

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64